Natasha Pamsik (pamsik) wrote in anothercity,
Natasha Pamsik
pamsik
anothercity

О том, какой женщиной быть - в театре "Сфера"

Оригинал взят у brave_ann в О том, какой женщиной быть - в театре "Сфера"

У милых и добрых девочек вроде Оли все обычно складывается хорошо. «Муж-блондин и я в розовом пеньюаре отражаемся в никелированном кофейнике. Вот оно – счастье». Но иногда счастье не наступает – наступает революция. Зажиточных родителей убивают, дом грабят и поджигают, а сама Оля просыпается с проломленной головой в лечебнице. Дальнейшие вписывается в забавный термин «революционный трансвестизм» - трусоватые мужчины покидают поле боя, «нарядившись бабой», а милые девочки, чтобы выжить, вынуждены «стать мужиком». Оля отрезает косу, надевает шинель, пьет водку - потому что больше нечего - и рвется в бой. Всех снова убили, а ее - нет: «живучая она, как гадюка». С гражданской войны в угол коммунальной квартиры возвращается уже бесстрашная и бесполая «товарищ Зотова» - все, что осталось от Оли.

Инсценировка рассказа «Гадюка» (как и все творчество Алексея Толстого) поначалу кажется несвоевренной. Но если отбросить приметы времени, то остается история личности в эпоху перемен: прежняя жизнь уже исчезла, а новая никак не обустроится. Все женские роли убедительны: и сама Зотова в исполнении Нелли Шмелевой, и контрастирующие с ней дамы 20-х в фильдеперсовых чулочках, и непременная «Роза Абрамовна» в каждой коммунальной квартире. Мужчины хуже. Не веришь ни офицерской браваде, с которой идут на верную смерть, ни той бессвязности, с которой директор треста отвергает любовь Зотовой и женится на смазливой секретарше Лялечке. Вряд ли виноват актер Алексей Суренский: сам Толстой так же невнятно уходил от жены к молоденькой Наталье Крандиевской. Ясно же – не директор треста выбирает, а все общество: умная и сильная - оно, конечно, похвально, но нам бы что-нибудь веселое в розовом пеньюарчике.

И тогда Ольга стреляет. Сложная сильная Ольга убивает глупую милую Лялечку, которую в ней самой убили давно. И даже эта перекличка имен – явный намек на альтер-эго героини. Что здесь про нас? Очевидность того, что не став Ольгой, не выжить, но не оставив в себе немного Лялечки – не быть счастливой.
На пресс-показе полный зал театра "Сфера" аплодировал стоя. Официальная премьера спектакля «Гадюка» - 9 октября. http://www.spheratheatre.ru/ mosblog

У милых и добрых девочек вроде Оли все обычно складывается хорошо. «Муж-блондин и я в розовом пеньюаре отражаемся в никелированном кофейнике. Вот оно – счастье». Но иногда счастье не наступает – наступает революция. Зажиточных родителей убивают, дом грабят и поджигают, а сама Оля просыпается с проломленной головой в лечебнице. Дальнейшие вписывается в забавный термин «революционный трансвестизм» - трусоватые мужчины покидают поле боя, «нарядившись бабой», а милые девочки, чтобы выжить, вынуждены «стать мужиком». Оля отрезает косу, надевает шинель, пьет водку - потому что больше нечего - и рвется в бой. Всех снова убили, а ее - нет: «живучая она, как гадюка». С гражданской войны в угол коммунальной квартиры возвращается уже бесстрашная и бесполая «товарищ Зотова» - все, что осталось от Оли. 👮🏻‍♀️Инсценировка рассказа «Гадюка» (как и все творчество Алексея Толстого) поначалу кажется несвоевренной. Но если отбросить приметы времени, то остается история личности в эпоху перемен: прежняя жизнь уже исчезла, а новая никак не обустроится. Все женские роли убедительны: и сама Зотова в исполнении Нелли Шмелевой, и контрастирующие с ней дамы 20-х в фильдеперсовых чулочках, и непременная «Роза Абрамовна» в каждой коммунальной квартире. Мужчины хуже. Не веришь ни офицерской браваде, с которой идут на верную смерть, ни той бессвязности, с которой директор треста отвергает любовь Зотовой и женится на смазливой секретарше Лялечке. Вряд ли виноват актер Алексей Суренский: сам Толстой так же невнятно уходил от жены к молоденькой Наталье Крандиевской. Ясно же – не директор треста выбирает, а все общество: умная и сильная - оно, конечно, похвально, но нам бы что-нибудь веселое в розовом пеньюарчике. 💣И тогда Ольга стреляет. Сложная сильная Ольга убивает глупую милую Лялечку, которую в ней самой убили давно. И даже эта перекличка имен – откровенный намек Толстого на альтер-эго героини. Что здесь про нас? Очевидность того, что не став Ольгой, не выжить, но не оставив в себе немного Лялечки – не быть счастливой. 👱‍♀️На пресс-показе полный зал театра @spheratheatre аплодировал стоя. Официальная премьера спектакля «Гадюка» - сегодня, 9 октября. #mosblog
Tags: спектакли, театр
Subscribe

  • Марфино

    Про Марфино я слышал давно – место то красивое, в кучи фильмов мелькало, от “Свой среди чужих, чужой среди своих” до “Андерсен. Жизнь без любви”. Но…

  • Масленица на Кудыкиной горе

    В воскресенье 1 марта на Кудыкиной горе состоялись традиционные масленичные гулянья, которые проходили возле храма Рождество Пресвятой Богородицы,…

  • Рузские интересности

    Вздумалось нам как-то погулять по первому морозцу. Ткнули пальцем в карту и попали в Рузу. Ну а что, никогда там не были, чего бы и не съездить.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments