January 24th, 2017

Ресторан "Нани" - грузинский рай в центре Москвы.

Оригинал взят у ruslanviktorov в Ресторан "Нани" - грузинский рай в центре Москвы.


"В любых ресторанах богатых заморские блюда всегда. Мы спросим сациви, купаты, тут знают рецепт чахохбили, чанахи, хинкали, харчо. Мы это давно полюбили, тут помнят традиции древних, как эпос они велики. Лепёшки шоти, хачапури и мчади, что с сыром едим. С такой кулинарной культурой всегда за диетой следи."
Признаюсь вам честно, я обожаю грузинскую кухню и с ужасом обнаружил, что про нее еще не писал, новый год, новые кухни и культуры в моем блоге.
Collapse )
Barbos
  • trof_av

Кладбище военнопленных в Люблино

Оригинал взят у trof_av в Кладбище военнопленных в Люблино
Люблинское кладбище военнопленных, Москва
Кладбище военнопленных в Люблино ("Kriegsgefangenenfriedhof in Ljublino") находится на территории Люблинского кладбища Москвы. Когда-то рядом находился лагерь военнопленных № 467 и на территории Люблинского кладбища хоронили умерших. В 1945-1949 годах здесь было захоронено 574 умерших военнопленных разных национальностей: немцы, венгры, австрийцы, французы, румыны, чехи, литовцы, поляки, югославы и даже один японец (японца я так и не нашел). В середине 90-х кладбище реконструировали. Кладбище неоднократно посещали официальные лица ФРГ, в том числе Гельмут Коль и Герхард Шредер.
Фото кликабельны, с географическими координатами и привязкой к яндекс-карте, 03.2014
Collapse )


Ginger
  • pamsik

“Mорожены сказки” в Московском Театре Кукол

Я - профессор истории Университета Квинс (Queen's University) в Канаде. По приглашению художника Театра Кукол Натальи Мишиной я побывал в Москве на спектакле "Морожены сказки". Спектакль произвел на меня огромное впечатление, и я по горячим следам изложил это впечатление в виде небольшой рецензии.

Сама жизнь в нем не хотела гибнуть и гнала его вперед...
Перед его глазами были только видения.
Его душа и тело шли рядом и все же порознь—такой тонкой стала нить, связывающая их.

Джек Лондон “Любовь к жизни”

Три отважных полярника (Евгений Ильин, Евгений Казаков, Мирон Овсянников) попадают в рай. В белых одеждах спотыкаясь и падая, неуверенно оглядываясь по сторонам они ступают на райскую землю. Но нет в этом раю ни сада, ни солнца, ни тепла. А есть столбы с колючей проволокой и три райские птицы Морены (Александра Капустина, Екатерина Нахабцева, Ирина Пушкарева) неземной красоты, воркующие на неземном языке. Плохо понимая где они находятся и приняв райских птиц за обычных земных “баб”, полярники неуклюже топая грубыми валенками бросаются к птицам, которые легко и удивленно ускользают, паря над сценой на роликовых коньках и ходулях как на котурнах. Так начинается спектакль, который длится три дня и три ночи, сжатые режиссером Натальей Пахомовой в один час сценического действия.

(c) фото suharikk

В полярном рае, где разворачивается действие, люди не живут, они там - чужаки, или “экспедиция”, как определяет группу главных героев программа спектакля. Это действительно экспедиция на сцену из зрительного зала. Неслучайно полярники - как авангард публики-  выходят на сцену не из-за кулис, а с подиума, расположенного среди зрителей. На этом подиуме полярники спят, чтобы потом “проснуться” на сцену, перейти из сна в явь. Но райская явь обманчива. Это - сон наяву, мираж, другое измерение, которое невозможно понять, в котором невозможно выжить при помощи пяти человеческих чувств. В этом мире миражей и заколдованных кругов (словно сковавших сценическое пространство колесами, гнездами, запутанными нитями) полярники нащупывают дорогу, рассказывая друг другу и сопровождающим их Моренам сказки Степана Писахова. Рассказывая небылицы люди пытаются доказать окружающим их миражам свою сопричастность чудесам и небывальщине, доказать, что они свои. Но сделать это невероятно трудно, как всегда бывает трудно человеку преодолеть себя, понять непостижимое.
Collapse )