kexuejia_mao (kexuejia_mao) wrote in anothercity,
kexuejia_mao
kexuejia_mao
anothercity

Categories:

Дом Наркомфина

Оригинал взят у kexuejia_mao в Дом Наркомфина
«Дома-коммуны вместо хаты, массовым действием заменяйте МХАТы», — призывал Владимир Маяковский. В 20-е и 30-е годы прошлого века казалось, что полное и окончательное торжество коммунизма уже не за горами. Пролетарские поэты сочиняли радостные стихи о рабочих массах — гигантском миллионноголовом «мы» (см., например, стихотворения Алексея Гастева «Мы идем», «Мы посягнули»). Созданием «нового» человека, человека коммуны, озаботились и архитекторы. Они верили, что архитектура способна формировать коммунистическую ментальность. Сама планировка здания должна была подталкивать людей к обобществлению быта. Отдельные комнаты предназначались лишь для сна. Удобства — общие на весь этаж. Для принятия пищи — фабрики-кухни (самая крупная из таких московских фабрик производила 12 тысяч обедов в день). Детей — в ясли, чтобы не мешали общественным занятиям взрослых. Досуг — совместно с другими товарищами, в специально отведенных помещениях для спортивных игр.

Впрочем, одна из наиболее известных московских коммун — дом Наркомфина — не была коммуной в строгом смысле этого слова.
Дом Наркомфина, панорама

Автор проекта, архитектор Моисей Гинзбург предпочитал называть его «домом переходного типа», так как в нем еще не был полностью уничтожен семейный уклад. В здании были трехкомнатные квартиры для больших семей, двухкомнатные для одного-двух человек и сдвоенные двухкомнатные. В самых больших квартирах даже имелись кухни (правда, площадью всего 1,4 кв.м.), душевая кабинка вместо ванной комнаты и туалет. Однако Гинзбург верил, что жильцы оценят преимущества такого полукоммунального проживания и захотят перейти к полному обобществлению всего. Для общественных нужд к жилому корпусу был пристроен «коммунальный», связанный с жилым переходом на уровне второго этажа.

Вообще-то таких корпусов предполагалось несколько: один — включающий в себя столовую, физкультурный и читальный залы, другой — детский корпус (детский сад и ясли), третий — служебный (прачечная и сушильная комнаты). Однако в июне 1929 года Гинзбургу было предложено сократить территорию застройки: чиновники сочли, что на этой территории можно разместить ещё один жилой дом, и отказали Гинзбургу в постройке прачечной и клуба как самостоятельных зданий. В результате пристроенный к дому коммунальный корпус стал и столовой, и яслями, и клубом. Решили и вопрос с прачечной: ее разместили в отдельно стоящем двухэтажном здании, на втором этаже, а первый отдали под гараж.

Жильцы дома, однако, к коммунальному быту переходить не спешили. Клуб по большей части пустовал и в конце концов был отдан каким-то учреждениям. Еду из столовой уносили в жилой блок и съедали в собственных квартирах. В послевоенное время жильцов «уплотнили», и некогда считавшийся элитным дом для сотрудников Наркомфина превратился в обычную коммуналку. К тому же он был построен из недолговечных материалов и стремительно ветшал. Сейчас его квартиры сдаются в аренду, хотя жилье, мягко скажем, на любителя: не работает система отопления, внутренняя отделка в безобразнейшем состоянии, много мусора. Несмотря на это, почти все квартиры заселены: дом пользуется популярностью у творческой молодежи. О вкусах, как говорится, не спорят.

Теперь немного об архитектурных особенностях дома Наркомфина. Это один из памятников конструктивизма (его историко-архитектурная ценность была подтверждена в 2002 году). Жилой корпус стоит на колоннах, квартиры начинаются лишь со второго этажа. Гинзбург так обосновал свое решение: во-первых, по мнению архитектора, первые этажи малопригодны для жилья — «кто угодно может заглядывать в окна», а во-вторых, приземистая застройка может нарушить целостность паркового пространства. Сейчас от изначального замысла Гинзбурга ничего не осталось: в конце 80-х свободное пространство между колоннами застроили.

Жилой корпус немного напоминает корабль: закругленный «нос» (балкончики с одного из торцов), опоясывающие дом длинные ленты окон и прямая, ровная «корма». Внутри длинные коридоры связывают все квартиры на этаже. Квартиры, кстати, двухуровневые. В жилой комнате потолок высотой 3 м, а в спальне — 2,3 м. В нижних квартирах спальня на одном уровне с жилой комнатой, в верхних в нее нужно подниматься по лестнице из 6 ступенек. Благодаря такой разнице высот между спальнями и удалось организовать коридор, идущий вдоль всего дома. Выше уже говорилось о размерах кухонь и о душевой кабинке вместо ванной комнаты. В общем, экономили не только на стройматериалах, но и на жилплощади.

Тем не менее, нашлось в доме место и для элитного жилья. На крыше расположены два пентхауса, ныне полуразрушенных. В южном, кстати, жил друг Гинзбурга авангардист Николай Милютин.

И еще один интересный тренд 20-х годов можно увидеть в доме Наркомфина — максимальное использование естественного освещения. В коммунальном корпусе, имеющем форму куба, сделаны огромные окна. Жилой же корпус ориентирован так, что спальные комнаты выходят окнами на восток, и их освещает утреннее солнце. Все остальные комнаты выходят на запад и таким образом тоже получают свою порцию солнечного света, но уже во второй половине дня.

Дом Наркомфина с пристроенным первым этажом.
Дом Наркомфина

Дом Наркомфина, 1 и 2 этаж

Коммунальная пристройка...
Дом Наркомфина, коммунальная пристройка

...и ее увеличенный фрагмент — дверь, ныне ведущая в никуда.
Дом Наркомфина, коммунальная пристройка

К коммунальной пристройке, в свою очередь, тоже что-то пристроено.
Дом Наркомфина, коммунальная пристройка

Панорамные окна в коммунальной пристройке.
Дом Наркомфина, коммунальная пристройка

Дом Наркомфина, коммунальная пристройка

Переход, соединяющий жилую и общественную части дома.
Дом Наркомфина, переход

Дом Наркомфина, переход

Дом Наркомфина, переход

Дом Наркомфина, переход

Полукруглые балкончики.
Дом Наркомфина, полукруглые балкончики

Дом Наркомфина, полукруглые балкончики

На этой фотографии хорошо видно, в каком бедственном состоянии находится дом.
Дом Наркомфина

Вот еще одна фотография, свидетельствующая о разрухе.
Дом Наркомфина

На подоконнниках произрастают какие-то сорняки.
Дом Наркомфина

На задворках дома.
Дом Наркомфина, задворки

Дом Наркомфина, задворки

А теперь — несколько старых фотографий дома.
Фотографии с сайта http://www.oldmos.ru/
Коммунальный блок дома Наркомфина (снимок сделан в 1928 году)


Снимок 1932 года.


Снимок второй половины 40-х годов.


Дата этой фотографии неизвестна, где-то между 40-ми и 60-ми годами.


Снимок, сделанный между 1960 и 1963 годами.


Проект и авторские чертежи дома Наркомфина (источник: http://www.artinfo.ru/ru/news/main/Narkomfin-08.htm)




Моисей Гинзбург на стройплощадке (1928 год).


Интерьер дома.




При подготовке текста использовались материалы сайтов:

Также советую посмотреть:
  • Экскурсия по дому Наркомфина http://www.yaplakal.com/forum3/topic575689.html
  • Фотографии Ильи Варламова http://zyalt.livejournal.com/42854.html
  • О зданиях конструктивизма и их роли в создании «нового человека» — статья «Казарменный социализм сдан в архив» http://datarhiv.ru/90/84
  • Блог дома Наркомфина в ЖЖ — narkomfin Правда, последний пост там датируется 21 октября 2010 года :( Есть и сообщество, посвященное фотографиям дома domnarkomfina, но оно, к сожалению, скончалось, не успев даже родиться: там вообще нет фотографий, только заглавный пост.

Tags: Москва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments